Открыта подписка на первое полугодие 2020 года. Цена - 535 руб. 26 коп., без услуг почты - 220 руб. Оставайтесь с нами!

Тема дня: НОВОСТИ

11 октября 2019

С праздником, труженики села!


Дорогие работники сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности, ветераны труда!
Сердечно поздравляем вас с профессиональным праздником – Днём работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности!
От состояния аграрного сектора, от повседневного напряженного труда руководителей, специалистов, механизаторов, животноводов, фермеров, других работников отрасли напрямую зависит не только экономическое, но и социальное благополучие нашего района. 
Этот праздник объединяет тружеников полей и ферм, тех, кто работает на сельскохозяйственных предприятиях, в небольших компаниях частного бизнеса, личных подсобных хозяйствах. Ваша жизнь – ответственный, ежедневный труд, требующий постоянного напряжения, огромной самоотдачи, стойкости и терпения, хозяйского отношения к земле, животным, технике и оборудованию.
Особые слова благодарности – ветеранам отрасли. Тем, кто закладывал добрые традиции, кто и сейчас в строю, передает знания и опыт молодежи.
От всей души желаем вам и вашим семьям крепкого здоровья, счастья, благополучия и достатка.



Ф. А. Мецлер,
глава Калачинского
муниципального района.

В. В. ПРИХОДЬКО,
заместитель председателя
Совета муниципального района.

М. М. АНИСИМОВ,
глава Калачинского
городского поселения.


Первая сессия Совета
городского поселения


25 сентября состоялась первая сессия Совета Калачинского городского поселения четвертого созыва.

Вести первую сессию было поручено М. М. Анисимову, старейшему депутату. Он предоставил слово председателю территориальной избирательной комиссии по Калачинскому району В. Н. Аристову. Виктор Николаевич вручил вновь избранным депутатам Совета городского поселения удостоверения и пожелал плодотворной работы на благо избирателей.
С теплыми словами поздравления к депутатам обратился глава муниципального района Ф. А. Мецлер. Он отметил, что все они достойно прошли выборы, многие из них работают в Совете с момента его создания, другие – не один созыв, есть и те, кто только начинает депутатскую деятельность. Главное, чтобы в Совете были взаимопонимание и желание работать на благо города Калачинска и его жителей.
Затем депутаты перешли к рассмотрению вопросов повестки дня, первым в которой значился вопрос об избрании главы городского поселения. Депутаты предложили две кандидатуры – И. А. Киселева и М. М. Анисимова, В. А. Поддубиков выдвинул свою кандидатуру.
По итогам тайного голосования большинство голосов набрал М. М. Анисимов и избран главой Калачинского городского поселения.
Заместителем председателя Совета Калачинского городского поселения избран А. А. Черняк.
Депутаты рассмотрели также вопрос о постоянных комиссиях Совета городского поселения и другие.

Заседание Совета района


На очередном заседании Совета Калачинского муниципального района, которое состоялось 27 сентября, депутаты рассмотрели ряд важных вопросов. Вел заседание заместитель председателя Совета В. В. Приходько.

Председатель комитета по образованию Ю. И. Бутова доложила об обеспечении антитеррористической безопасности в образовательных учреждениях.
О состоянии рынка труда в Калачинском муниципальном районе рассказал директор центра занятости Ю. В. Страусов.
По докладу заместителя главы района, председателя комитета финансов и контроля Г. А. Позябкиной депутаты внесли изменения в решение Совета от 14.12.2018 г. № 75-РС «О бюджете Калачинского муниципального района Омской области на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов».

Крутые Луки (правый берег)

---

Крутые Луки (правый берег)Их было в нашем районе три - деревни с одноименными названиями, раскинувшиеся по противоположным берегам Оми. Оба Куликово живы и сегодня, Таволжанка осталась лишь на левом берегу. Впрочем, как и Крутые Луки.
Так повелось, что вначале люди обживали правый берег реки, вдоль которого проходил старинный Московско-Сибирский тракт, а уже позже селились на левом. Правобережные Куликово и Таволжанка возникли раньше Калачинска, а вот деревушка Крутые Луки - его ровесница.
Историей своей малой родины заинтересовался, учась в Сорочинской средней школе, Александр Шмигельский (сегодня он студент третьего курса Сибирской автодорожной академии). Его работы, посвященные исчезнувшим деревням Крутые Луки, Маломитькино, Семеновка, заслужили самую высокую оценку на научно-практической конференции.
- В Куликовой переписи мы нашли следующее: «В 1795 г. три семьи (18 человек) переехали на новое место и основали деревню Крутореченскую, современное название - Крутые Луки», - сообщает Александр.
Если посмотреть на карту, то можно заметить, что река Омь в этом месте делает многочисленные извивы. «Крутая речка», - бросил кто-то из первых поселенцев. Одним словом – Крутореченская. По-другому крутой поворот реки называется излучиной, отсюда и другое имя: Крутые Луки.
Александр походил с фотоаппаратом по тем местам, и его работу украсили пейзажи дивных мест: вот проселочная дорога уходит вдаль, а здесь склонились над излучиной реки березы. «Шесть лет назад на старом кладбище еще оставались бугорки от могил, кресты», - вспоминает его учитель Татьяна Ивановна Заморовская, много лет ведущая краеведческий поиск. Она и направила нас в Новый Свет - к своей свекрови Валентине Васильевне Замуровской (причина разночтения фамилии – ошибка в документах).




Крутые Луки (правый берег)
Моргачев лес

Лесок, возле которого стоял их дом в Крутых Луках, до сих пор именуют Моргачевым.
- Моя тетя по матери Елена Дмитриевна Железная, - вспоминает Валентина Васильевна, - умерла в 2009 году в возрасте 95 лет в Измайловке. Она рассказывала, что ее отец, Дмитрий Васильевич Моргачев, был в числе первых переселенцев из Орловской губернии. Знать, нелегкой была их доля, если на лошадях, на быках двинулись со своим скарбом в неведомую Сибирь за тысячи верст. У него было шесть дочерей: Александра, Елена, Елизавета, Лидия, Валентина, Клавдия и сын Петр.
- Так что мать моя, Александра Дмитриевна, родилась уже в Крутых Луках, - продолжает Валентина Васильевна. – И отец - Василий Сергеевич Беляев. А в 1932-м я появилась на свет. Примерно в эти годы деда раскулачили – отобрали молотилку, пришлось в колхоз вступать. А потом и свой добротный дом оставил, уехав с семьей в Измайловку.
С детства слышала, что жителей Крутых Лук чалдонами называли. Дед говорил, что они вроде на лодках Дон переплывали.
Где была
деревня


- Крутые Луки были между Сорочино и Докучаевкой. От Сорочино – семь километров, а Докучаевка и Кирьяновка – через ярок. А сельский Совет – через речку, паром ходил на ту сторону, - рассказывает Валентина Васильевна Замуровская. – В левобережном Крутолученском и церковь была – трехкупольная, кирпичная, железом черным обитая, крашеная. На пасху в нее ходили и в другие праздники. Бывало, под Семеновку уйдем за ягодами, мама беспокоится: «Не потеряйтесь - как увидите третий купол церкви, так прямо на него идите». А в войну ее начали разбирать.
В деревне моего детства дома все добротные были - не землянки. Дворов 50. Пять коровников, отделение переработки молока - домик из двух комнат, в котором два молоканщика за ручку крутили сепаратор. Пропускали молоко, а сливки потом сливали во фляги и увозили на быках в Измайловку на маслозавод.
Одна улица была вкруговую – по-над берегом, по другую сторону – речка. В ней купались в детстве, она была чистой, с одной стороны - песок, а с другой – галька. А центральная улица – двусторонняя, где контора, школа. А еще улица - на степь, ее кто «кочки» называл, кто – «падь». И озеро было у нас, и орелка – посередине его остров. С одной стороны меленько - и ребятишки туда ходили, и скотина. А когда наводнение, речка соединялась с озером. А с другой стороны – луг.
Крутые Луки (правый берег)
Война

- Раз, помню, - продолжает воспоминания Валентина Васильевна, - мужики приехали с сенокоса, попрыгали на этот луг и плавают там. Они купаются, а мы на берегу сидим, хохочем. Из конторы бегут: «Война началась!». Они – бегом в контору, конюхи запрягли лошадей и на бестарке поехали в Калачинск. А мы бежим да плачем: «Тятя, возьми с собой». А отец хоть и неграмотный был, но башковитый, поэтому его кладовщиком назначили. Так что его и председателя Кривцова, как материально ответственных, призвали не сразу. В августе отец ушел, а 3 ноября погиб. Два его брата тоже погибли, а третьего, Устина, комиссовали по болезни – он был связистом, тянул провода через топкое болото и простудился. Вскоре и его не стало.
Осталось нас у мамы четверо да бабушка слепая - отцова мачеха. Мама с утра до ночи трудилась, чтобы прокормить семью. С другой снохой запрягали коров и ездили на них в Калачинск за горючим для колхоза. Я была старшей сестрой: нужно было и на работе, и по дому успевать, сестер и брата воспитывать и учебу не бросать. Окончив четыре класса, мы возили воду бочками из-под горы для скота, летом собирали колоски, пропалывали поля. Зимой вместе со взрослыми пряли шерсть, вязали носки и варежки для фронта. Помню, соберутся женщины - прядут и поют, а затем плачут.
Александр Шмигельский в своей работе называет поименно всех павших на Великой Отечественной крутолученских солдат: всего их 19. Братья Беляевы, Стафеевы, Лобовы, Ярыгины, отец и сын Тутовы… Юноша вспоминает жертв и другой войны - государства против своего народа: «Из Книги Памяти Омской области мы узнали, что девять крутолученцев стали жертвами репрессий. В 1937-38 годах это Федор Остриков, Александр и Иван Миловские, Прохор Оконечников, Никифор Свинарчук и Семен Стецюн. А Андрея Фотина, Федора Брыкова и Сергея Иванова эта участь постигла на фронте, и они были осуждены по приговору военного трибунала в 1942-43 годах. Много лет спустя все они реабилитированы за отсутствием состава преступления».
Школа

- В начальной школе около 40 человек занималось. Школа была деревянная, рубленая, высокая, светлая, с большими окнами и железной крышей. Зал с шестью окнами, с двенадцатью дубовыми партами. В двух комнатах жил учитель с семьей. В школе работали две технички, одна из них - моя мать. Мы жили через дорогу: прибежишь на перемене, хватанешь холодную вареную картофелину и - обратно в школу.
Я училась у Ивана Михайловича, эвакуированного из Ленинграда. Молодой парень постоянно подкашливал, и на фронт его не брали. После него учительствовала М. И. Жукова, тоже эвакуированная, с тремя детьми. Когда я окончила школу, последним учителем была Раиса Васильевна Беляева (сейчас живет в Калачинске).
Мы выступали перед жителями деревни со сценками, пирамидами, песнями. Радовались встрече Нового года: приносили елку (березку) и наряжали ее игрушками, сделанными из бумаги. Под Новый год пекли пироги. А 7 ноября в клубе до обеда потчевали стариков, а после обеда гуляла молодежь.
Колхоз имени
Кагановича


Одна из традиций советского времени – давать хозяйствам имена руководителей партии и государства: Сталина, Хрущева, Молотова, Маленкова, Ворошилова… Не стал исключением и колхоз в Крутых Луках, названный именем Лазаря Кагановича. Конец его существования, связанный с присоединением к совхозу «Измайловский», совпал по времени с началом опалы сталинского нар-кома – в 1957 году.
- После Кривцова председателем был Сергей Васильевич Замуровский – мой свекор, - поясняет Валентина Васильевна, - 1902 года рождения. Пришел с фронта раненный в руку. Колхозники ценили его за ответственность, трудолюбие, порядок. Под стать ему была жена, Степанида, – спокойная и добрая. В 1948 году он утонул, и семья пере-ехала в Гудок. Там мы и поженились с их сыном Владимиром в 1950-м. У нас два сына и две дочери. Потом жили в Новом Свете. Муж работал электриком, а я 40 лет – бухгалтером колхоза «Красное знамя».
Последним председателем колхоза имени Кагановича был Михаил Васильевич Горбачев. А когда нас объединили с Докучаевкой и Кирьяновкой, то председательствовал Петр Васильевич Райс. На плохом счету колхоз никогда не числился.
Скоро 70 лет, как я уехала из Крутых Лук, но односельчан помню хорошо - Федота, Михаила, Ксению и Ивана Шевченко, Петра и Полину Кузнецовых, Стафеевых. И еще Ярыгиных – да вы с ними поговорите, у меня и телефон имеется.
Крутые Луки (правый берег)
Три сестры

Они собираются каждый выходной у старшей из сестер, Лидии Романовны Ефремовой, - Анна Романовна Потапова и Прасковья Романовна Крюкова, в девичестве – Ярыгины. Ближайший воскресный день тоже не стал исключением, и я напросилась в гости вместе с ними.
- Валентина Васильевна нам не только подруга - еще и троюродная сестра, - замечает при встрече ее одногодка Анна Романовна. – И судьбы наши схожи. У нас тоже обоих дедов раскулачили, хоть и работников не держали, сами работящие были. Все забрали. Правда, некоторых сослали, а нас не тронули.
- Отец наш, Роман Иванович, умер рано, - вспоминает средняя сестра, Прасковья Романовна. - Мы совсем маленькие были. Мама, Анастасия Прохоровна Чекалина, перед войной замуж вышла за Егора Петровича Макарова. Он все умел: печки клал, пимы катал. В 1940-м у нас брат Виктор родился. Девочка отчима у нас осталась, когда его на фронт взяли – он тоже погиб.
А бабушка по матери – Ефимия Павловна Белозерова, поэт Тимофей Белозеров маме доводился двоюродным братом. Они в Куликово жили, а дед - из Архангелки. Мама уже в Крутых Луках в 1901-м родилась.
Память
о деревне



- Наша деревня была как полуостров – речка там делает извив крутой, так что в какую сторону ни пойди, выйдешь к Омке - она с трех сторон была, - рассказывает младшая сестра, Анна (сегодня ей 84 года).
- А с четвертой - озеро, посреди его лесок круглый, а на нем грибочки. Здесь же, на берегу, вилки чистили, самовары - пока они сохнут, мы купаемся, - добавляет старшая, Лидия (ей – 89).
- Раньше наша деревня была больше той, что на левом берегу. Бабушка рассказывала, что Куликово и Крутые Луки правобережные – лучше всех были деревни и церкви в них, - это рассказ средней сестры, Прасковьи, 1929 года рождения. - У нас и дома добротнее – деревянные, а в Докучаевке – глиняные. Оставались еще и пятистенки.
На работу –
с песнями


Крутые Луки (правый берег)
Прасковья Романовна показывает старые фотографии.
- Вот все наши доярки. Это моя подруга Лиза Пархоменко, я свою корову поймала, а она не смогла. На областную выставку надо было с коровой ехать. Была на выставке сколько раз. За высокие надои – 2500 кг от коровы. Тогда это много считалось: корма-то какие – в основном солома. За надои и депутатом районного Совета два созыва была, и народным заседателем в суде. А Лидия – депутатом сельсовета. Но это уже когда взрослыми стали.
Замуровский хорошим был председателем. Чтобы помочь голодным колхозникам, он, на свой страх и риск, голодающим людям выдавал тайком немного хлеба. К нам придет: идите зерно получайте на трудодни и всем передайте. По 300-400 граммов на трудодень зерна выдавали.
- Каждая из нас по шесть классов окончила: Лида - в Сорочино, а мы – в Крутых за рекой, - вспоминает Прасковья Романовна. - Не в чем было учиться, мама уже болела… И работать – к Ольге Томилкиной в звено, снегозадержание делали с Витькой Стафеевым. Потом предлагают: поваром или дояркой. Я выбрала дояркой. Повару дадут кусочек мяса да картошки чашку – вон она варила (показывает на Анну), а котел здоровый на бригаду: попробуй раздели, все злятся… И телят поили, и копнили.
Все певучие были: на работу, с работы – с песнями.
В клуб –
через речку


- Весело было: мы и в третьего лишнего, и в лапту играли по воскресеньям. Если выходной дадут, - говорит Анна Романовна. - Был гармонист хороший, у него ноги не ходили - Михаил Пожидаев, так парни на плечах его носили, чтоб только танцевать. Но больше плавали на левый берег - там клуб просторнее был.
- А с кем мы плыли – туфли на голову привязали (хоть и брезентовые, но на каблуке) и платье? С Тоней Пожидаевой, - улыбается Прасковья Романовна. - Доярки все уже уплыли на пароме, а мы с ней поздно с дойки пришли. Она говорит: поплывем так. Переплыли, а там уже нашли своих. Как ни уставали, а молодость брала свое.
Когда деревни
не стало


Анна Романовна:
- Я первая вышла замуж, а сестры – позже. Парней же не было после войны, женщины захватили парней наших. Вскоре с мужем в Докучаевку переехали. Мама умерла в 1953 году – гроб не из чего делать, две доски с полатей сняли, а две – свинарную колоду раздолбить председатель разрешил… Братик остался 13 лет - с Паной, пока она в Илюшкино замуж не вышла, а потом – с нами.
Как объединили колхоз с Докучаевкой, многие туда перевозили дома. А когда совхоз «Измайловский» образовался, то подались в Сорочино. Осталось несколько дворов. Последний дом - Никиты Беляева – на берегу. Примерно в конце 50-х все разъехались.
На кладбище несколько могилок осталось: мама там, Замуровский, дядя Гриша Стафеев… Едем мимо, аж душа болит: вся молодость здесь прошла.
Ирина СЕРЕБРЕННИКОВА.
НА СНИМКАХ: Валентина Васильевна Замуровская (Беляева).
Фото Михаила ОЛЕНИЧА.
Семья Моргачевых. 1945 год.
Фото из архива В.В. ЗАМУРОВСКОЙ.
Председатель колхоза им. Кагановича Сергей Васильевич Замуровский.
Сестры Прасковья Романовна Крюкова, Лидия Романовна Ефремова, Анна Романовна Потапова.
Фото Ирины Серебренниковой.
Доярки Прасковья Ярыгина и Елизавета Пархоменко. Фото из архива П.Р. КРЮКОВОЙ.


НАША СПРАВКА

Расстояние от правобережного села Крутолученского на реке Оми до волостного правления, призывного участка и врачебного пункта – 30 верст.
Число отдельных самостоятельных хозяев – 155.
Всего 652 жителя, из них 334 мужчины, 318 женщин.
В селе также имеются: 1 приходская церковь, 1 официальная школа, 1 хлебозапасный магазин, 1 винная и 2 торговые лавки, 12 ветряных мельниц, 2 маслодельни, 1 маслобойня, 1 кузница.
Для сравнения: в левобережном селе Крутолученском число отдельных самостоятельных хозяев – 49, всего жителей – 441. Из построек к тому времени были 4 торговые лавки, 1 ветряная мельница, 3 кузницы и 1 пожарный сарай.
(Данные взяты из книги «Список населенных мест Тобольской губернии», Тобольск, 1912 год).
Просмотров: 1 054   | Комментарии (0)