Открыта досрочная подписка на второе полугодие 2020 года на газету "Сибиряк". Цена - 548 руб. 10 коп. Оставайтесь с нами!

Тема дня: НОВОСТИ

14 февраля 2020

15 февраля - День памяти
воинов-интернационалистов


Уважаемые воины-интернационалисты!
Уверены, для нынешнего и будущих поколений россиян каждый из вас – пример особой гордости. Отстаивая национальные интересы России за пределами Отечества, вы проявили лучшие качества воинов и патриотов: товарищество, взаимопомощь, верность присяге. Всему миру вы показали образец доблести и преданного служения Родине.
Благодарим вас за достойное исполнение воинского долга! Признательны всем ветеранам боевых действий, которые сегодня остаются в строю, участвуя в патриотической работе с молодежью.
Вечная слава всем, чья жизнь оборвалась вдали от дома! Спустя годы память о тех, кто не вернулся домой, жива.



Губернатор
Омской области
А. Л. БУРКОВ.

Председатель
Законодательного Собрания
В. А. ВАРНАВСКИЙ.



15 февраля - Сретение Господне


Праздники - не просто дань прошлому. Участвуя в них, каждый верующий приобщается к опыту церкви, следует ее водительству. Он как бы заново переживает великие события евангельской и церковной истории, живет в них, проходя, таким образом, целую школу духовного возрастания.

Сретение в переводе со славянского языка означает «встреча». Сретение - это встреча человечества в лице старца Симеона с Богом. Симеон Богоприимец был человек праведный и благочестивый - по преданию, один из переводчиков Священного Писания с еврейского на греческий язык. Когда святой Симеон переводил книгу пророка Исайи и прочитал слова «Се Дева во чреве приимет и родит Сына», он подумал, что это явная описка и вместо «Дева» должно стоять «Жена», и посчитал своим долгом исправить текст. Но ангел Господень остановил руку святого Симеона и уверил его, что он не умрёт, пока не убедится в истинности пророчества пророка Исайи.
Старец Симеон долго ждал исполнения обещания Божия - он жил, по преданию, более 300 лет. В тот день Мария с Иосифом, по установленному закону, на сороковой день принесли своего первенца - Младенца Иисуса в храм, куда по внушению Духа Святого пришёл и святой старец. И когда Симеон взял маленького Христа на руки, славя Бога, жаждущая его душа наполнилась миром.
Сретение - это еще и праздник встречи человеческой души с Богом. Такая встреча происходит у каждого человека в жизни - в раннем возрасте или в старости - и чем скорее, тем правильней, благодатней, спасительней. Нужно постараться, чтобы свет этой встречи горел всю нашу жизнь, чтобы он освещал наш жизненный путь и светил другим.
Хорошо, когда встреча с Богом происходит в юношеском возрасте. Тогда свет Христов освещает человека в течение всей жизни, дает этой жизни нужное направление, не позволяет заблудиться в терниях греха и порока. Тогда и старость бывает наполнена радостным ожиданием новой встречи со Спасителем, а не горьким сожалением об утраченной молодости или бесцельно прожитой жизни. Именно поэтому праздник Сретения - встречи стал Днем православной молодежи во всем мире.
В мире день православной молодежи отмечается с 1953 года. В России по благословению Святейшего Патриарха Алексия II он учрежден в 2002 году.

«...Считай, что я погиб на боевом посту», -

память

писал жене с фронта журналист Петр Литовченко


«...Считай, что я погиб на боевом посту», -Все дальше уводит нас память от скорбной в истории страны даты – 22 июня 1941 года. Все меньше остается в живых очевидцев событий, связанных с Великой Отечественной войной. Поэтому сегодня с особенным почтением относимся мы к фронтовым реликвиям – молчаливым свидетелям той эпохи.

Часть из них появилась в Калачинском краеведческом музее в начале этого года.

- Однажды, войдя в воинский зал, я заметила возле одного из стендов плачущую пожилую женщину, - вспоминает сотрудник музея Елена Григорьевна Соловьева. – Мы познакомились. Оказалось, это Татьяна Петровна Куклина – младшая дочь погибшего на фронте журналиста Петра Максимовича Литовченко (его фото помещено на стенде), работавшего в 1930-32 и в 1934-38 годах в Калачинской районной газете «Колхозник». Накануне Дня защитника Отечества мы провели музейный урок с ее участием. Татьяна Петровна помнит отца лишь по рассказам матери – он ушел на фронт, когда ей было три года. Женщина передала в дар музею 137 фронтовых писем отца.

«...Считай, что я погиб на боевом посту», -В свое время материал о Петре Литовченко был обобщен учителем-краеведом Анастасией Афанасьевной Варушиной (газета «Сибиряк» от 1.06.1988 г.). Его имя носит одна из улиц нашего города. Из хранящегося в музее письма его брата Ивана, тоже журналиста, узнаем некоторые подробности рано оборвавшейся жизни Петра Максимовича Литовченко. Родился он 3 октября 1910 года в деревне Алексеевке (ныне – Оконешниковского района). Рано потерял мать. В 1932-34 гг. служил в рядах Красной Армии – военным корреспондентом. Перед службой и после нее был литературным сотрудником в газете, заместителем редактора. По направлению райкома партии в 1938 году отправлен на учебу в Ленинградский коммунистический институт журналистики им. Воровского. С первых дней войны Петр Литовченко – на фронте в качестве корреспондента, редактора газет «Знамя Победы», «Слово бойца». Его фронтовые дороги начались в осажденном Ленинграде, а погиб он при освобождении Крыма 25 марта 1944 года.

Сегодня мы публикуем фрагменты из писем нашего коллеги-журналиста, адресованные его жене, Ольге Николаевне, и маленьким дочерям Людмиле, Кларе и Татьяне. Надеемся, они будут интересны читателям «Сибиряка».


«Ах, война, что ты сделала, подлая...»


23.07.41. Вот уже ровно месяц, как я нахожусь в действующей армии. Как идет война – вам известно из газет. Порохом пахнет здорово. Думаю, что, когда вы получите это письмо, на фронте будет большой перелом в нашу пользу. Немцы уже сейчас выдыхаются, и со дня на день должны окончательно сдать свой порыв.

12.10.43. Ты представить себе не можешь, какие зверства тут чинил лютый немец. Вчера я проехал свыше 100 км по селам, и все сплошь сожжено и развалено. Люди живут в погребах, сараях и различных лачугах, наскоро сооруженных. Многие, особенно молодежь, угнаны в Германию. Сейчас я сижу в хате без окон, ветер пронизывает до костей.

12.10.41. Письмо это пишу из Ленинграда. Тут выпускаем газету. Вчера вечером была сильная бомбежка города. Я стоял на крыше и наблюдал это все. Сбрасывались зажигательные бомбы. Возникшие в ряде мест пожары были быстро ликвидированы. Такие налеты бывают каждый вечер и почти каждое утро. Кроме типографии, нигде не бываю (здесь работаю только ночами, днем - на фронте). За все это время был всего раз в магазине. Товаров много всяких. Продукты по карточкам. Вчера послал альбомчик детских пластинок, хорошие.

16.11.41. Наш дом разбомбила фашистская гадина, стол мой перевернулся, на койку упал весь потолок, а я, на счастье, в это время не был дома и, стало быть, уцелел. Никто духом не падает. Кольцо блокады скоро будет прорвано. Сейчас семь часов вечера. Скоро будет тревога, появятся стервятники и будут бомбить. Так каждый день. Все в убежище идут. Я тоже.

10.07.42. Можешь меня поздравить: вчера я опять родился на свет. Попал под сильную бомбежку. Когда снаряды засвистели, лег у стены одного магазина. А бомба прямо в него и угодила. Меня только немного землей засыпало.

Видно, меня боятся фрицы и знают, что от меня всякая дрянь будет отскакивать. Ведь я же толстокожий, правда?

Пока немец с огромными потерями, но продвигается. Это недолго! Скоро он покатится обратно.

17.07.42. Вчера был на полях. Какой тут замечательный урожай! Прямо на самом переднем крае рожь с меня ростом. Да густая! Как подумаешь, что она останется неубранной, - сердце болит.

4.04.43. Вчера мы всем коллективом писали письмо отцу одного нашего работника – капитана, убитого недавно на передовой линии. Какое это страшное сообщение! Просто рука еле поднялась написать. Большой удар родительскому сердцу. Да и нам тоже – очень хороший он парень был.

13.04.43. Ходили опять по деревням, где немцы были полтора года. К нам население относится исключительно хорошо. Как зайдешь в хату, хозяйка сразу картошку варит и начинает рассказ о невероятных зверствах фашистов.

4.11.43. Крым. Ты не представляешь себе легендарного Перекопа, ты не знаешь, дорогая моя Олечка, Турецкого вала. А я только вчера своими глазами увидел, как наши войска брали это одно из наисильнейших укреплений.

«С «лейкой» и блокнотом...»


7.07.41. Работы чертовски много. Работаю чуть ли не круглые сутки. За все время только один раз пришлось поспать шесть с половиной часов. Остальные дни сплю по 2-4 часа, остальное досыпаю в машине, хотя в лесу и опасно теперь спать, а тут – сама знаешь – сплошные леса.

Коллектив у меня подобрался неплохой. Но с типографией никак не могу наладить. Газета чертовски здорово опаздывает. Выпустил уже четыре номера. Послал бы тебе газету, но нельзя – закрытая.

13.08.41. Работа у меня вначале шла плохо – заедала техника. Теперь дело наладилось. О нашей работе хорошо отзываются все: от передовых позиций до Москвы. Ребята грамотные и старательные.

26.09.41. За эти месяцы я испытал очень много. Был на передовой и в тылу, слышал визг пуль над головой, плач детей. Видел разрывы снарядов и людей с лицами, полными страха. Это было и бывает во время бомбардировки и артобстрела Ленинграда.

В течение недели я попадал в две крупные аварии. Ехал рядом с шофером. Темно – хоть глаз выколи. Машина с горки пошла быстро, но шофер не заметил поворота на мост, и мы, сбив два столбика, полетели с моста в воду… ощущение невеселое. Но мы, на удивление, удачно приземлились (вернее, приводнились), хотя в первый миг думали, что это конец.

Ты только, милая Оля, особенно за меня не беспокойся. Никуда я не денусь. Помни одно, что «и в воде я не утону, и в огне я не сгорю».

Ночь 15-16.10.41. Карельский перешеек. Сейчас уложил всю редакцию спать, а сам все бросил и сел за письмо. Никто не мешает. Стрельбы нет. Только дежурный в соседней комнате шуршит бумагой – должно быть, в завтрашний номер пишет заметку.

Ленинград держится крепко и никогда не будет в руках фашистов. Город превратился в неприступную крепость.

19.09.42. Газета выходит каждый день, и поэтому работы хватает. Как только начинается день – все кипит. Много времени отнимают читка и правка материалов. Чуть замешкался – обязательно опоздает газета, а это уже большой минус.

11.01.44. Новостей у меня особых нет, кроме того, что наградили орденом Красной Звезды. Это ведь большая радость и большая честь.
5.02.44. Сейчас я уезжаю на самое опасное предприятие. Если останусь жив, то не позже, как через месяц, вернусь. Письма, пожалуй, отсюда посылать нельзя.

«Издалека мне улыбнись, моя любимая»


Строки этой лирической песни военных лет невольно приходят на память, когда читаешь строки Петра Литовченко, обращенные к жене.

23.07.41. (из письма отцу). Теперь я в затруднении с семьей. Оставил их в Москве, а потом должны были выехать в Калачинск. Не знаю, чем дело кончилось, где дети и жена.

Спустя две недели:

Здравствуй, моя дорогая Олечка! Два дня назад получил твою телеграмму из Калачинска. Как я несказанно рад, что ты добралась туда и что все твои горемычные мытарства закончились!

13.08.41. Дорогая Оленька! Пришли мне фото с тебя и с девочек. А то другой раз посмотрел бы, а карточки нет…

Пусть девочки слушают маму, а я им за это привезу полный чемодан конфет «Мишка косолапый», шоколаду, яблок…

1.10.41. Есть очень много интересного, но написать об этом нельзя. Если суждено будет нам скоро встретиться, то узнаешь подробности. Девочкам обязательно привезу новые платья и туфли. У тебя все-таки дочки, ты с ними хоть на минуту можешь забыться. А я ведь развлекаюсь только работой. О тебе и девочках, о нашей будущей встрече я могу только мечтать.

17.10.41. Ничего со мной не станется, а если станется, считай, что я погиб на боевом посту. Не забудь рассказать детям, какой у них был отец и за что он боролся. Это я на всякий случай. Я сам буду воспитывать своих дочек и сам расскажу им, за что мы воюем теперь.

31.05.42. Скоро год, как мы с тобой расстались у станции метро, когда ты меня провожала на Ленинградский вокзал. Как я сильно соскучился по тебе, моя милая, дорогая и родная! Мне кажется, никогда еще я не любил тебя так, как люблю сейчас.

И когда мы с тобой встретимся, я без тебя ни шагу не шагну – и мы всегда, всегда будем вместе. А это время скоро придет. Во всяком случае к концу этого года мы должны с тобой быть вместе. Разгромим немцев окончательно (а это время не за горами), и я прямо с фронта без всяких пересадок к тебе, к нашим дочкам. Ой, сколько радости будет тогда!

4.09.42. Я представляю, как выросли, какие они умные – мои милые, хорошенькие доченьки. Скоро я приеду, буду с ними играть, пойдем в кино и по улице будем гулять.

* * *

Фронтовая журналистика – особая страница в истории Великой Отечественной войны. Несомненно, письма Петра Литовченко с фронта представляют собой интерес и как описание военных событий, и как образец эпистолярного жанра того времени, и как пример журналистского стиля. И на передовой фронтовик трудился с полной отдачей. Несмотря на суровые условия, в каждой строчке чувствуются жажда жизни, забота о близких и вера в победу.

Ирина СЕРЕБРЕННИКОВА.
НА СНИМКАХ: Петр Максимович Литовченко.

Татьяна Петровна Куклина, дочь П. М. Литовченко.
Фото Михаила ОЛЕНИЧА.

Просмотров: 765   | Комментарии (0)