Открыта подписка на второе полугодие 2020 года на газету "Сибиряк". Цена - 548 руб. 10 коп. Оставайтесь с нами!

Тема дня: НОВОСТИ

7 августа 2020

Мнение каждого будет учтено

Уважаемые земляки! У каждого жителя района есть возможность оценить эффективность работы органов местного самоуправления по шести направлениям: качество автомобильных дорог, организация транспортного обслуживания, организация теплоснабжения, организация водоснабжения и водоотведения, организация электроснабжения и организация газоснабжения. Также предлагается оценить деятельность главы муниципального района.
Для этого на Портале Правительства Омской области «Омская губерния», в разделе «Муниципальные образования» (http://omskportal.ru/omsu), зайдите на главную страницу сайта нашего района (http://kalach.omskportal.ru/omsu/kalach-3-52-218-1) и в колонке «Опрос населения» (в правой нижней части страницы) выберите, пожалуйста, один из пяти вариантов ответов на предлагаемые семь вопросов.
Ваше участие в опросе непременно поможет определить проблемные части в жизнеобеспечении района и качественно повлиять на работу органов местного самоуправления. Ваша оценка важна для нас!
Администрация Калачинского муниципального района.



С Днем физкультурника!


Поздравляем с праздником атлетов, тренеров, работников сферы физической культуры и всех, кто не представляет своей жизни без спорта!
Омская область – регион спортивный. Наша гордость и достояние – «Праздник Севера» и «Королева спорта», которые проводятся уже на протяжении полувека, Международный сибирский марафон, отметивший в прошлом году 30-летний юбилей, и многие другие соревнования и массовые мероприятия.
Конечно, пандемия внесла свои коррективы в региональный спортивный календарь, но, уверены, приверженцев активного образа жизни в нашей области меньше не стало.
Главная сила в человеке – это сила духа. Порой она помогает совершать невозможное. Чтобы сохранять крепость духа, нужно поддерживать крепость тела. А для этого нет ничего лучше спорта.
Желаем всем здоровья, неиссякаемой энергии, новых достижений и рекордов!


Губернатор
Омской области
А. Л. БУРКОВ.

Председатель
Законодательного Собрания
В. А. ВАРНАВСКИЙ.


9 августа - День строителя


Уважаемые работники строительного комплекса! Поздравляем вас с праздником!
Вашим призванием стал созидательный труд на благо земляков и региона. За каждым сданным вами объектом – в первую очередь забота о комфорте омичей.
В этом году из-за пандемии отрасль переживает непростые времена. На федеральном и регио-нальном уровнях приняты меры поддержки, которые, уверены, позволят строительному комплексу региона выстоять и справиться со всеми стоящими задачами. В рамках национальных проектов у нас ведется строительство детских садов, школ и социальных учреждений, продолжает действовать программа по переселению из аварийного и ветхого жилья, ведется работа по решению проблем обманутых дольщиков.
Ваши профессионализм и чувство ответственности – залог успешной реализации всех проектов.
Пусть работы у вас всегда будет много! Успехов вам, здоровья и всего самого доброго!


Губернатор
Омской области
А. Л. БУРКОВ.

Председатель
Законодательного Собрания
В. А. ВАРНАВСКИЙ.

Фронтовые мемуары отца

К 65-летию Победы

Фронтовые мемуары отцаПередо мной солидная папка – более 50 страниц печатного текста - воспоминания моего отца, Александра Андреевича Моргуна, который начал их писать в возрасте 72 лет. В памяти уже немолодого человека все сохранилось так, как будто это было вчера. Рассказывает ветеран об атмосфере предвоенных лет, о том, как сельчане работали и проводили досуг, чем занималась молодежь, какие смотрели фильмы и какие пели песни. Особый интерес накануне 65-летия Победы, на мой взгляд, представляют фронтовые воспоминания - главы «Война» и «Фронт».

-В 1941 году я учился в школе, а летом работал в радиоузле в родном селе Новый Свет. 22 июня председатель колхоза Одиниченко разрешил включить радиоузел только перед митингом, а не с утра, как обычно. После объявления о начале войны раздались крики, плач, стенанья односельчан. Наш оркестр сыграл «Как родная меня мать провожала…» Было объявлено о мобилизации десяти возрастов. 23 моих ровесников – 1922 года рождения – забрали на второй день. Я попал в Омск. Тогда человек, имеющий образование девять классов, считался очень грамотным, поэтому меня направили в училище младшего комсостава на станцию Юрга-3. Но после комиссии меня отчислили, так как был мал ростом (всего 1,52), отправили в полковую школу в Калачинск, где обучали саперному и подрывному делу. После обострения бруцеллеза был отправлен домой, где некоторое время работал секретарем сельсовета.

Весна 42-го. Зачислен танкистом-радистом четвертого учебного танкового полка. Во время учений в Черемушках (под Омском) произошла встреча со старшим братом Иваном, вернувшимся с фронта калекой. Руки все в волдырях, шел пешком на костылях с вокзала, чтобы передать гостинец из дома. Навсегда осталось в памяти его напутствие: «Ни в коем случае не попадайся в плен, иначе - гибель всей семье: спереди враг, а сзади свои стреляют в тех, кто испугался фронта». Мне было уже и так ясно, что вернуться живым с фронта вряд ли придется…

17 апреля 1942 года был отправлен на фронт со 104-м маршевым полком. Две недели ехали до Москвы. О положении на фронте ничего не знали. Среди нас - только два фронтовика, остальные – ребята по 19-20 лет. Первые результаты войны увидели еще до встречи с фронтом: на станции Вязьма на виселице - четверо повешенных – не знаю, кем, когда и за что, хотя на митинге что-то говорили. Вот вам и результаты войны: вместо превосходства и геройства – смерть. Долго еще они маячили в глазах.

В Малой Вишере нас впервые обстреляли «мессершмиты». Выгрузились ночью и маршем ушли, куда повели нас наши командиры. Усталые до изнеможения, мокрые, грязные и голодные, без оружия. Весь следующий день волнами по десять «юнкерсов» навещали нас, угощая бомбами. Вечером полуторки увозили раненых и убитых. Передвигались ночью, делали только короткий привал по 15-20 минут. На марше курить запрещено. Идешь и спишь на ходу, и конца нет этим маршам, привалам до изнеможения и усталости. На третьи сутки оснастили нас винтовками, патронташами и разбили по взводам и ротам. Я был зачислен минометчиком-наводчиком. Носил на плечах лафет от орудия. Неделю мы готовились, тщательно маскируя свою технику и место пребывания. Впервые увидев такое грозное оружие – миномет, мы были уверены в его мощи. Как поняли позже, над нами поиздевалось высшее командование, поверив в мощность русского кулака. Но на голом энтузиазме далеко не уедешь. Поэтому стояла задача отобрать у противника его оружие и повернуть против него же. К слову сказать, не было в достатке патронов к обычной винтовке выпуска прошлого века, тогда как к немецкому автомату «шмайсеру» были кучи патронов под каждым кустом.

Фронтовые мемуары отцаЧерез неделю мы все маршем ночью переправились по понтонному мосту, бегом, при полном боевом снаряжении, под обстрелом и закрепились на пространстве в 4 км по левому берегу реки Волхов. Успели перебраться, хотя немец и вел сильный артобстрел. Мы углубились в Мясной Бор вплоть до магистрали железной дороги Новгород-Чудово. У нас за спиной отход был закрыт противником. Так мы оказались в окружении. Ночью посмотри в любую сторону – везде гуляют трассирующие пули. Ощущение не из приятных.

Заняли оборону со всех сторон. С наступлением дня весь бор был усыпан листовками противника с ласковым приглашением сдаваться в плен. Никто на них не реагировал, памятуя, что плен для русского Ивана позорнее всех преступлений. Открыли беглый минометный огонь и тут же получили ответный огонь врага. Один из минометов вышел из строя, да еще и запас мин кончился. Промокли, сушиться негде. Ночь. Спрятались за валунами, большими камнями. Измотавшись, весь день не евши, моментально уснули с пустыми желудками.

На восходе солнца, часов в 4-5 утра, нас накрыло минометным огнем. Меня сильно ударило, словно оглоблей, со всего маху в грудь – ушиб такой страшной силы я испытал впервые. Соскочив, я бросился к палатке первой медицинской помощи. Когда меня раздели и осмотрели, оказалось, что осколок мины, проскакав по животу, прописал борозду под ключицей, ушел вверх, оборвав ухо шапки. Врач промыл рану, защипнул ее чем-то, наложил наклейку. Сказал, что через две недели заживет.

Утром выдали по одному сухарю и по пачке махорки. Обещали покормить в обед, но в обед не было даже сухаря, одна болотная вода. Я пожаловался командиру роты, что у меня болит рана и я не могу носить лафет миномета. Был отправлен на кухню. Узнал, что пока я бегал на перевязку, был убит мой товарищ, пожилой, лет 35-40, а он говорил, что у него в Сибири жена и двое детей. Подумалось: хорошо, что у меня нет ни жены, ни детей, мне шел двадцатый год, могли и быть. Ушел к повару, крепко подкрепился. Успокоился и обрел себя. На пустой желудок и воюется плохо, и работается тоже, и думается разное.

Через день-два, приготовив продовольствие, мы с поваром отправились по ходам сообщения ближе к передовой. Повар впереди. Докучали снайперы. Вдруг повар резко остановился. Я жду минуту, больше – повар не двигается. Подергал за ноги – нет ответа. Прикрываясь его телом со стороны противника, подполз к его голове. Глянув, чуть не вскрикнул, обомлел. Он получил пулю где-то у виска, так что глаз вывалился наружу. Подхватив жбан с кашей, сухари и махорку, я быстро одолел все расстояние до блиндажа. Отдав пищу, почему-то не смог вернуться – все время стоял в памяти глаз повара.

Я ушел к санитарам отправлять раненых по узкоколейке в медсанбат. «Юнкерсы» начали пикировать, сбрасывая бомбы. Раздался сильный взрыв. Дальше я не помню. Чувствую, что-то огромное рвет внутри. Очнулся на второй день в медсанбате, откуда был отправлен в госпиталь в Казань. Потом – на побывку домой.

В ноябре сорок второго я снова катился на встречу с врагом. Враг уже знал о нашем прибытии на станцию Ельня Калужской области и встретил нас налетом с бомбежкой. С ходу с поезда, вооружившись, тут же пошли в бой. За ночь мы были далеко от Ельни. Днем отсиживались где-либо, в немудреном селе, в сараях и разбитых зданиях. А ночью снова двигались в сторону Дорогобужа на Смоленщину.

Проходя отбитые у фашистов наши русские села, много слышали разговоров о том, что фашист еще силен и добрая половина СССР - под оккупацией. О геройстве разговоров не было. Услышав о победе под Сталинградом, ликовали.

Весна 1943-го зажала нас в смоленских болотах. По лесам, болотинам плохо бить фрица. Наконец появилась и наша авиация, наши «ястребки» и «бомбовозы». Уходили они на Запад, через наши головы, и нас это радовало. Здесь я переквалифицировался из минометчика в санитары. Оказалось труднее, чем минометчиком. Вытащил с поля боя 16 человек тяжелораненых. За это удостоен правительственной награды – ордена Красной Звезды, который не успел получить в связи с повторным ранением и контузией. Произошло это 23 сентября после взятия Смоленска, когда мы дошли до Днепра в сторону Орши.

Был отправлен в глубокий тыл в Свердловск, где лечился до сентября 1944 года. В пригороде Свердловска Уктусе в 11 танковом полку находился до получения из Москвы результатов комиссии. Здесь и познакомился со своей землячкой Прасковьей Евгеньевной из Колосовского района, работавшей на шинном заводе. После подтверждения о негодности к строевой службе зарегистрировались и вскоре уехали в Новый Свет к моим родителям.

После Победы родители некоторое время жили в Омске, а в 1948 году завербовались в город Молотовск (ныне Северодвинск) на судостроительный завод Министерства обороны СССР. Здесь отец выучился на сварщика. В 50-м поселились в Сорочино. Мама работала поваром в детском саду, санитаркой в больнице, а отец остался верен довоенной специальности радиста. Проводил радио в Ангарске, Алма-Ате, по Омской области – в Красноярке, Ачаире. Мог отремонтировать телевизор, любую технику. Эта склонность передалась внукам, Сергею и Евгению, которые выбрали радиотехнику своей профессией.

В моей квартире есть уголок детства – здесь находятся реликвии, напоминающие о родителях, – часы, подаренные отцу к 25-летию Победы, милые безделушки. А еще – картины. Они висят на видном месте в семьях всех детей и внуков, написанные к знаменательным событиям их жизни, – к дням рождения, свадьбам. Художественные способности деда унаследовала внучка Ирина. Дочери-двойняшки Екатерина и Наталья выбрали профессию учителя, а сыновья Василий и Петр стали военными, теперь они – подполковники в отставке. Недавно окончил танковый институт внук Александр и служит теперь в Юрге, где в 41-м начинал службу его дед. Уже 15 лет отца нет в живых. А его воспоминания о войне печатаются сейчас в Калачинской типографии, чтобы занять свое место в архивах потомков.


Екатерина Моргун.
На снимках: 19-летний Александр Моргун в начале военной службы; А. А. Моргун в канун 25-летия Победы; фронтовые мемуары.
Фото из личного архива автора.

г. Калачинск.
Просмотров: 1 490   | Комментарии (0)