Открыта подписка на первое полугодие 2019 года. Цена - 483 руб. 48 коп. Оставайтесь с нами!

Тема дня: НОВОСТИ

Вчера, 05:00



Третье место в конкурсе


у Орловской первичной организации
партии «Единая Россия»


Конкурс среди первичных отделений партии «Единая Россия» на лучшую организацию деятельности провело Омское региональное отделение Всероссийской политической партии «Единая Россия», участие в котором приняло первичное отделение партии «Единая Россия» в Орловке, возглавляемое О. Э. Рау.

На конкурс были представлены агитационный тест-листовка, разработанная Орловским отделением, агитационный плакат, а также презентация, рассказывающая о 12-летней деятельности Орловской первичной организации.
По итогам конкурса Орловской первичной организации присуждено третье место. Диплом и памятный подарок были вручены секретарю организации, главе Орловского сельского поселения О. Э. Рау.
Слова благодарности за поддержку и помощь в подготовке конкурсных материалов – руководителю исполкома Калачинского местного отделения партии «Единая Россия» О. Л. Дулиной.
И. Кляузер,
председатель Совета
Орловского сельского поселения.


Операция «Снегоход»


проводится с 14 января по 14 февраля



Согласно приказу Государственной инспекции по надзору за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники при Министерстве сельского хозяйства и продовольствия Омской области с 14 января по 14 февраля Калачинской инспекцией гостехнадзора при взаимодействии с органами местного самоуправления, ОГИБДД отдела МВД России по Калачинскому району, Госохотнадзором при Министерстве природных ресурсов и экологии Омской области и другими заинтересованными службами проводится операция под условным названием «Снегоход».
В ходе операции запланированы рейды по г.Калачинску и сельским поселениям района с целью проверок исправности и комплектности машин, соблюдения правил государственной регистрации, наличия права управления машинами соответствующих категорий.
М. Карбаинов,
начальник инспекции
Калачинского района.

Литературная страница

---

Ромка-фантазер


Литературная страницаПознакомилась я с Ромкой в Осокинской участковой больнице. С каким диагнозом он лечился – не помню. Поместили ребенка в четвертую палату к мужчинам, которые, кроме лечебных процедур, были заняты чтением газет да игрой в домино во внутреннем дворе больницы, где скрывались они от июльской жары под тенью деревьев.

Днем Ромка сам находил себе занятие, а когда, подчиняясь больничному распорядку, все перед сном собирались в палате, там поднимался невообразимый шум. Взрослые торопились уложить мальчишку спать, а он к этому вовсе не стремился. Сначала его уговаривали, но, видя неподчинение, повышали голос, некоторые даже пытались в назидание за непослушание подергать за ухо. И уж тут-то Ромка окончательно выходил из себя: кричал, возмущался и даже грубил. Не выдержав накаленной обстановки, мужчины выходили из палаты покурить, а если откровенно – отдохнуть от выходок новоявленного больного. А он тем временем засыпал.
Утром мужчины жаловались медсестре, просили избавить их от непослушного мальчишки, постоянно бегавшего из палаты в коридор и обратно. Так прошла неделя, а в воскресный день привезли тяжелобольного и положили в коридоре. Придя на обход, врач распорядился для новичка освободить койку Ромки, а его перевести в соседнюю трехместную палату к двум пожилым женщинам. Они об этом узнали перед самым обедом от медсестры, которая сообщила об этом как бы извиняясь: мол, временно (зная о неблагополучной репутации семилетнего больного). А он в это время нехотя переносил свои вещи, но очень громко и четко выговаривал: «Ну почему я должен переходить к этим тетенькам, ну и положили бы этого дяденьку к ним!» Мужчины посмеивались над его словами, бросали в сторону нашей палаты сочувственные взгляды и были довольны таким исходом.
Вечером мы с соседкой Ниной Степановной видели, как Ромке трудно заставить себя лечь в постель, которую он порядком переворошил. А палата, несмотря на зашторенные окна, была наполнена июльским светом.
Наступил такой момент, когда нависшую тишину палаты нарушил гул самолета, пролетавшего над селом. Тогда я поинтересовалась у Ромки, что он знает о самолетах. Мальчишка как будто ждал этого вопроса. Он вмиг преобразился, начал быстро пересказывать то, что видел по телевизору, может быть, в кино.
Летчиков как таковых в рассказах Ромки не было. Самолеты взлетали и садились без их помощи. Сочинительству дошкольника можно было позавидовать. Истории о самолетах часто заканчивались тем, что они падали на землю и обязательно при этом у них … плавились деревянные гвозди. Но приходили люди в масках, в необычных зеленых костюмах, ремонтировали аппараты, и те вновь взлетали. По своей сложности они были самыми разнообразными: от летательного аппарата, похожего на перевернутую железную ступку (из фантастической комедии «Кин-дза-дза»), до космических кораблей.
Оторвать взгляд от Ромки было нельзя. Он жестикулировал, размахивал руками; то приседал на кровати, то, распластав руки, падал на нее, изображая разбитый самолет.
Мы слушали рассказчика внимательно и серьезно, поддакивали, иногда задавали вопросы. Фантазия ребенка видоизменяла самолеты во сто крат быстрее, чем сама научно-техническая революция.
В этот вечер время пролетело быстро. В больнице установилась сонная тишина. Нина Степановна осторожно напомнила о сне. Ромка быстро лег в постель и тут же заснул.
Проснувшись утром, самостоятельно оделся (помогать не разрешал), позавтракал и направился в процедурный кабинет на уколы, которые принимал смиренно.
Вечером пациенты пятой палаты перенеслись на поля сражений Великой Отечественной войны. Бои шли жаркие: поражения терпели то русские, то немцы. Танки проваливались в ямы и канавы. В одном из морских боев немцы сильно продвинулись вперед на позиции наших, но вот появился отряд смельчаков и в два счета потеснил врагов к берегу моря. Осталось всего четыре недобитых немца, устремившихся к кораблю. Расчет был прост: захватить корабль и уйти от преследования. Но, как только немцы добрались до корабля, на его палубу вышли… роботы, открыли пасти и превратили их в лепешечку.
Слушая маленького сочинителя, мы еле сдерживали душивший нас смех, но выдать его нельзя было ни малейшим звуком, а потому каждая из нас украдкой поглядывала то на соседку, то на Ромку, не решаясь прервать мир его фантазии.
А мужчины из четвертой палаты тем временем удивлялись «затишью» якобы непослушного ребенка.
В очередной раз, прежде чем уснуть, Ромка рассказывал нам о войне с душманами. Все было в его рассказах: горы, танки, самолеты. А самое главное – зимой, когда еще лежал снег, к ним в детский сад приходил дядя Валера. Он рассказывал о войне с душманами в Афганистане. «У дяди Валеры на груди поблескивала медаль, которую я трогал своими руками. Медаль была настоящая!»
Под впечатлением встречи с дядей Валерой Ромка и его друзья устраивали игры вокруг железной бочки, стоящей за углом больницы, так как гор вокруг Осокино не было. Несмотря на столь прозаический объект сражений, игры велись эмоционально и убедительно.
В тот день, когда меня выписали из больницы, Ромки в палате не оказалось. Он играл в глубине больничного двора с местными дошколятами. Увидев меня, подбежал и спросил: «А почему ты в другом платье?» А узнав, что уезжаю, вдруг обнял меня и, как-то посерьезнев, не сказал, а выдохнул: «Не уезжай, ты хорошая». Не подавая виду, что могу всплакнуть, подтолкнула его в сторону детворы. Он же не побежал, не сорвался с места, как это делал обычно, а медленно пошел к ребятам. Повернулся и стал прощально махать рукой. Друзья поддержали его. Я села в подоспевший автобус, наконец проглотив застрявший в горле комок. Перед моими глазами долго стояли широко раскрытые и удивленные Ромкины глаза, а также загорелые, с многочисленными царапинами ноги, которые он мыл по вечерам после напоминаний медсестры.
Всякий раз, когда в феврале говорят об очередной годовщине вывода советских войск из Афганистана, я вспоминаю шустрого непоседу Ромку. Думаю, он окончил школу, служил в армии. Не довелось ли ему служить в Чечне (как дяде Валере в Афганистане), все ли с ним хорошо? Наверное, есть уже у него и свои дети. Во всяком случае, желаю ему крепкого здоровья, благополучия и просто человеческого счастья.
Валентина ПЕНЬКОВА.


Новогоднее

Белый снег летит,
Над землей кружит,
И идет сама
Матушка-зима.
Дальний лес блестит,
Иней серебрит
И в сиянье звезд
Чуть дрожит.
Значит, скоро будет чудо,
Это чудо – Новый год.
И неведомо откуда
Счастье снова к нам придет.
А в домах огни,
Дарят свет семьи
Много теплых слов,
Радость и любовь.
Елок аромат,
Яркий их наряд.
И подарки тут
Всех нас ждут.
Значит, скоро будет чудо,
Это чудо – Новый год.
И неведомо откуда
Счастье снова к нам придет.
Вот снежок скрипит,
Дед Мороз спешит,
В долгожданный час
Он поздравит нас.
Белый снег летит,
Хлопьями кружит,
И поет сама
Матушка-зима.
Здравствуй, праздничное чудо,
Наше чудо – Новый год.
Пусть неведомо откуда
Счастье снова к нам придет.
Вячеслав ЛУЖНЫЙ.

Первый снег

Снег хрустальный
на землю ложится,
Снежинки нежно касаются нас,
И румянец слегка появился,
Заалел на девичьих щеках.
Первый снег –
поцелуй на рассвете,
Сладкий вкус на любимых устах.
Он всегда остается первым,
Как нектар на желанных губах.
Блеск в глазах от яркого снега
И ресниц золотая кайма.
Ах, природа, чаровница дивная,
На свидание манит меня.
Я любуюсь белым снегом,
Я любуюсь его чистотой,
Неуемная сила волшебная
В вальсе кружится
вместе со мной.
Как невинность девичья
и скромность –
Чистота новизны бытия.
Целомудренность белого снега
Я в душе сохраню навсегда.

Мы с тобой - сибиряки!

Ветер воет за окном,
Стонет вьюга, завывает,
Снег клубится и летит,
Поля-дороги заметая.
Зима – проказница лихая –
Заполонила все кругом.
Мороз серчает и крепчает,
Готовый все пустить вверх дном.
Но нам не страшен
лютый холод –
Мы с тобой - сибиряки,
Мы народец закаленный –
Другой такой поди сыщи!
Чтобы зиму пережить,
Пережить мороз и холод,
Со спортом надо задружить,
И душою будешь молод!
От мороза бегай чаще,
Чтобы старый не догнал.
Спорт – великое лекарство.
Салютуй, чтоб каждый знал.
Мария ЗАПОРОЖСКАЯ.

Январь

Пронзили воздух
стрелы нежные,
В январском небе – глубина.
Притихли дали безмятежные,
Грядут иные времена.
Как странно все же: в январе,
В разгул морозов и метелей,
Весна вздохнула, замерев,
Но пролит слабый елей.
Благая весть сошла с небес
Лучом и запахом тревожным.
Какой получится замес,
Когда забродят
мартовские дрожжи!

Прощение

Недавно я победу одержала:
В душе врага простила.
Счастливая слеза бежала,
И так легко мне было.
Крылом широким ангел мой
Закрыл источник яда.
Все, что даровано, - со мной,
А зависть – не моя досада.
Все так, и не иначе.
Морозный день рождения
Слепящим солнцем обозначен,
Как светом воскресения.
Валентина МЯЧИНА.

Зимние узоры

На окне - оранжевая штора,
По бокам - расшитая кайма,
А стекло причудливым узором
Расписала зимушка-зима.
В доме все привычно
и безмолвно,
За окном - свобода и простор,
Словно все забыли поголовно,
Что вся жизнь -
загадочный узор.
Тот узор, он не шелками вышит,
И не кистью пойман на холсте,
Он живет! Он видит и он дышит,
Словно звезды
блещут в темноте.
На окне - оранжевая штора,
По бокам - расшитая кайма.
Я своим дыханием узоры
Нарисую на стекле сама.
Ангелина Ааман.
Просмотров: 13   | Комментарии (0)